Великая победа Московская область
в Великой Отечественной войне
Под Можайском нашли обломки советского скоростного бомбардировщика СБ
20 октября 2016 17:28

Под Можайском нашли обломки советского скоростного бомбардировщика СБ

7c5e94aefb33a6d6eb1d3fdba50d6e30.jpg

В лесу под Можайском кипит работа – из раскопанных воронок достают детали самолета, сбитого 75 лет назад. В воздухе висит густой запах бензина - это значит, что здесь когда-то находились мотор и бензобаки, поясняют поисковики. Всего их – около 30 человек, это ведущие специалисты по авиапоиску (то есть поиску и подъему авиатехники времен Великой Отечественной войны) из России и ближнего зарубежья. Об этом сообщает Можайское информагентство. 

«Столько впечатлений, такой душевный подъем, - улыбается руководитель поисковой организации «Патриот» (Рига, Латвия) Александр Борисов. - Будет заседание совета по военно-мемориальной работе при после России в Латвии, и я расскажу обо всем, что здесь происходило».

«Вчера мы работали на месте падения пикирующего бомбардировщика Пе-2 в Рузском районе. Найдены останки экипажа, идентификационные номера. Мы предположили несколько авиаполков, которые работали в этом направлении на этом типе самолетов. Теперь будем заниматься архивным поиском в Минобороны России, - рассказывает заместитель руководителя поискового отряда «Надежда» (Коломна) Сергей Катков. - Сегодня мы работаем на месте падения скоростного бомбардировщика СБ. Они были современными до начала Великой Отечественной войны, но на 1941 год название скоростной перестало соответствовать истине. У этих бомбардировщиков огромные потери – с 22 июня и вплоть до битвы под Москвой: до 1942 года дожили немногие самолеты».

Наравне со взрослыми поисковиками на месте работают и будущие летчики - начальник военной кафедры Ульяновского института гражданской авиации имени Б.П. Бугаева Ильгизар Хаертдинов привез курсантов. 

«По 1941 году документы в Минобороны неполные. Немцы шли на Москву, самолеты бросали в бой, они делали один - два вылета, их сбивали, учитывать это не успевали. Писали: «летчик Иванов не вернулся с боевого задания», - поясняет Сергей Катков. - Потери примерно по восьми из 10 самолетов за 1941 год не задокументированы. Также мы анализируем немецкую аэрофотосъемку, которую заказываем в архивах Вашингтона, заявки немецких летчиков-истребителей на потери из лондонского архива».

В можайском лесу поисковики извлекают только мелкие обломки: каркас самолета сдали в металлолом после войны. С помощью магнитометра поисковики сразу определили, что моторы тоже давно украдены. Несмотря на это, за безопасностью следят строго: на местах крушения бомбардировщиков могут оставаться мощные боеприпасы – авиабомбы и реактивные снаряды. Поэтому, кстати, перед началом работ поисковики обязательно оповещают местные власти, на территории которых идут раскопки, и сотрудников МЧС.

Найденные детали бомбардировщиков интереса для охотников за трофеями не представляют – но для поисковиков это важный источник информации. Здесь же, на месте, их отмывают от грязи, записывают, фотографируют. После этого - передадут одному из местных музеев или отрядам, которые захотят создать отдельную экспозицию. Если найдут останки экипажа, как в Рузе, их предстоит перезахоронить.

К концу дня в самолете, упавшем под Можайском, останков найти не удалось. Зато практически восстановлена картина произошедшего.

«Мы предположили конкретный экипаж из 150-го бомбардировочного авиаполка, который был подбит зенитной артиллерией немцев в районе Можайска 17 октября 1941 года, - объясняет Сергей Катков. - Пилот и штурман выпрыгнули, их останки не найдены. В стороне от воронки найдены парашютные пряжки, это доказывает, что один из членов экипажа не покинул самолет и погиб. Это стрелок-радист, его обычно выбрасывало из самолета. Рядом дорога, а это значит, что парашют могли снять, а человека похоронить в одной из соседних деревень. Будем искать в архиве Минобороны в Подольске объяснительные записки штурмана и пилота, которые спустя два дня вернулись в часть».

Подмосковные поисковики нередко ездят работать в другие регионы, объясняя, что «здесь все перекопано и искать больше нечего». Но участники семинара с этим не согласны:

«Мы так думали 10 - 15 лет назад. Но только наш отряд за год работает на местах падений 40 - 50 самолетов, и в основном это Московская область, - говорит Сергей Катков. - Конечно, примерно на 90% эти места уже разграблены. Цель семинара – провести общую координацию поисковиков. Отработанные места – не пустые, их надо учесть, провести документацию – какие работы были проведены, что было найдено».

Отдельный вопрос – природные условия: все, что в Подмосковье не успеют поднять в ближайшие десятки лет, может просто разложиться. Но руководитель департамента поисковой и реконструкторской работы Российского военно-исторического общества Сергей Мачинский видит и другую проблему:

«Возьмите Новую Москву – в районе Наро-Фоминска. Там были самые ожесточенные бои, а сейчас вся земля частная – и люди относятся к этому по-разному. Нас человек пустил к себе на участок, раскопали, нашли траншею – солдат лежит. Ноги здесь, а сам на другом уже участке, хозяин которого против – у него сад, огород. У нас еще лет 50 есть, пока все не разложилось, но если все застроят, нас просто туда не пустят. Вот основная проблема в Подмосковье».

Добавить анкету ветерана
© «Великая победа»: Московская область в Великой Отечественной Войне, 2005—2017
По всем вопросам обращайтесь на e-mail: support@moinform.ru