Великая победа Московская область
в Великой Отечественной войне
«Врач сказал, что мне оставалось жить чуть меньше трёх лет…»

«Врач сказал, что мне оставалось жить чуть меньше трёх лет…»

Биографическая справка

Вячеслав Николаевич Теплоногов родился 26 января 1928 года в селе Пехлец Рязанской области. Труженик тыла, ликвидатор «Кыштымской радиационной аварии», с 1948 по 1951 г. принимал участие в боевых действиях против западно-украинских националистов в составе войск МГБ СССР. В 1961-м переехал в Протвино, работал в качестве прораба на строительных объектах города. За продолжительную и безупречную работу награждён орденами, медалями и почётными знаками.

Трудились на совесть

У мамы нас было семеро. Тогда, как и сейчас, государство поощряло многодетные семьи. Одна из сестер умерла в раннем возрасте и нас, детей, осталось шестеро. Мой отец был первым председателем колхоза в нашем селе, он родился в Пехлеце и люди его хорошо знали. Мама тоже родилась здесь. Ее отец был главным пчеловодом у барыни, которая владела селом до Октябрьской революции.

Когда началась война, я окончил семь классов. Мои братья ушли на фронт. Сестра также была призвана, проходила воинскую службу телефонисткой в Японии. Отец воевал в саперных войсках.

Вот так в 13 лет я остался в семье старшим. Мужиков забрали в армию, остались только женщины и дети. Мне пришлось возглавить колхозную бригаду. Я умел и любил трудиться, старался подавать хороший пример окружающим. Наверное, поэтому на должность бригадира выбрали меня. В ходе наступления враг сумел подойти к нашему селу на 25 километров, было страшно, но мы верили – наши врага не пропустят. Работы не бросали, трудились на совесть.

Война закончилась. Вернулся отец, братья, сестра. Все вернулись живыми и здоровыми. Вернулся старший брат. Нам пришло извещение, в котором говорилось, что он пропал без вести. Оказалось, что он был в плену у немцев.

Ситуация была напряжённой

В 1948 году меня призвали в армию. Поскольку был на виду, награждался медалями, райвоенкомат собирался направить меня в Кремлевский полк. Но мне не хватило трех сантиметров роста. Меня направили служить в войска МГБ (Министерство государственной безопасности. – Ред.) на западную Украину. Там я прошел сержантские курсы. Наша дивизия боролась с бандеровским подпольем. За три года службы не раз приходилось участвовать в перестрелках. Ситуация была напряженной, в увольнительные с территории части не отпускали, т.к. человек в форме войск МГБ мог легко стать мишенью для бандитов. У бандеровцев были подземные схроны, землянки, иногда соединенные сетью подземных ходов, прятались они в основном в лесах. Бандеровцев снабжали американцы, сбрасывали грузы с самолетов. При проведении операций мы неоднократно обнаруживали вещи американского производства – оружие, боеприпасы, различное оборудование.

После службы в армии

За три года я дослужился до старшего сержанта, четырежды меня вызывали в штаб и предлагали пройти обучение на получение офицерского звания. Я отказывался. В 1951 году был демобилизован. Моя двоюродная сестра работала секретарем в Москве у начальника строительного треста, она предложила остаться в столице, когда я был у неё проездом. Я получил место в общежитии, стал работать в плотницкой бригаде, был избран секретарем молодежной партийной организации по месту работы.

Все время я стремился получать новые знания. Нашел объявление – набор на курсы мастеров-строителей. Когда они узнали, что я служил в войсках МГБ, меня приняли без вопросов. Курсы организовал Главпромстрой МВД СССР. Стране нужны были кадры для развития атомной промышленности. В 1953 году я с отличием окончил курсы и был направлен в закрытый город Челябинск-40, где работал мастером-прорабом. Строил лабораторные корпуса, цеха, жилые дома.

Ликвидатор

В 1957 году в Челябинске-40 произошла первая в СССР радиационная авария, известная сейчас, как «Кыштымская». В результате выхода из строя системы охлаждения взорвалась емкость для хранения радиационных отходов. Заражению подверглось сразу три области. Ликвидация последствий аварии заняла длительное время, я принимал в ней непосредственное участие в течение трех лет, получил удостоверение ликвидатора.

На входе в столовую висел прибор. Если уровень облучения желающего зайти зашкаливал, его отправляли отмываться повторно, если не помогало, за дело брались медики. Состояние нашего здоровья проверяли раз в квартал. Жалоб у меня не было, но однажды прибор показал превышение дозы облучения. В столовую меня не пустили. После завершения обследования я остался ждать врача у кабинета заведующей, та должна была подписать документы. Дверь была приоткрыта, и я услышал их разговор. По словам врача, мне оставалось жить чуть меньше трех лет – насколько сильным было облучение. Жене тогда ничего не сказал. По состоянию здоровья мне нужно было покинуть Челябинск-40. Перед отъездом я дал подписку о неразглашении на 25 лет. Только недавно с этих событий был снят гриф «секретно».

В Протвино переехали вместе с женой в 1961 году. На новом месте стал работать прорабом в Протвинском управлении строительства. Много занимался общественной работой. В 1988 году вышел на пенсию.

(Протвино Сегодня)

«Врач сказал, что мне оставалось жить чуть меньше трёх лет…»
Добавить анкету ветерана
© «Великая победа»: Московская область в Великой Отечественной Войне, 2005—2017
По всем вопросам обращайтесь на e-mail: support@moinform.ru