Великая победа Московская область
в Великой Отечественной войне
СЛОВО О 2-Й ОПОЛЧЕНСКОЙ

СЛОВО О 2-Й ОПОЛЧЕНСКОЙ

Я пуповиною прирос к военной теме

И возвращаюсь к ней из разу в раз.

Подчас «Последние известия» и «Время»

Воспринимаю как «В последний час».

Мальчонка, я не мог «ковать победу».

Моя война – салюты над Москвой.

Да ложка с рыбьим жиром за обедом:

«За папу!» Он - на фронте. Он – герой.

В предания уходит 45-й.

А мне покоя не даёт война.

Безвестно павшего не воскресить солдата.

Но должно всех назвать по именам.

Посмертной выше нет награды для солдата,

Чем пядь земли с фамилией и датой.

Постичь пытаюсь горький 41-й

И Сталинской дивизии судьбу.

Хочу развеять домыслы и скверны,

Предать огласке гнусное табу.

Дивизия московских ополченцев

Пошла, как в песне, в свой последний бой.

И не одно свинцом пробито сердце

У Вязьмы по-над Бебрею-рекой.

Партийцем каждый был по убежденьям:

На подвиг – как на труд, без лишних слов.

Приказано прорвать удавку окруженья –

Они прорвали, всем смертям назло.

В цепи бойцов, пошедших на прорыв,

Взяв в руки автомат, шагал комдив.

3

В успех ли не поверили атаки,

С изъяном был ли изначальный план –

Но атакующих не поддержали с флангов.

За ними вновь защёлкнулся капкан.

Так окруженье стало катастрофой.

Изодран в клочья фронт советских армий.

А ополченцам выпала Голгофа:

За неудачи отвечает крайний.

За то, что пала тень на имя полу-Бога,

С дивизией расправились жестоко.

Что было воинству фон Бока не по силам,

В Москве политиканы совершили:

Дивизию живьём похоронили.

Не разбирая виноватых или правых,

Судьбу решили «телефонным правом».

А бой ночной и ярую борьбу

Накрыли саваном забвения – «табу».

Жонглируя, постыдно номерами,

Другим и имя отдали, и знамя.

А сталинцев – в небытие

И в Не-су-щест-во-ванье.

Читай тех лет партийные анналы –

Дивизии такой, считай, не создавали.

Так, фактам вопреки, без совести зазрения

Чиновное возобладало мнение.

А след героев, смертью смерть поправших,

Искать приходится в полках не воевавших.

Не обрету покоя и в гробу:

Из Книги Памяти сочится яд «табу».

Моим врагам такую бы судьбу.


Аркадий Зямович Эйдельштейн. Сборник стихов «Память. 75 лет подвигу народного ополчения Москвы» (1941-2016)

Добавить анкету ветерана
© «Великая победа»: Московская область в Великой Отечественной Войне, 2005—2017
По всем вопросам обращайтесь на e-mail: support@moinform.ru